Определение истины в процессе принятия судебного решения

М.А. Гурвич считал, что принцип беспристрастной правды является общим принципом юридического зания: «Законность и беспристрастная правда как принципы имеют основополагающее значение; они составляют фундамент всех положений и принципов, содействующих правиль­ному и резвому разрешению споров»[1].

Но в текущее время В.В. Молчанов пишет: «… в состав многофункциональных принципов не включен принцип беспристрастной Определение истины в процессе принятия судебного решения правды, так как вопрос о существовании данного принципа в современном штатском судопроизводстве является дискуссионным»[2]. О дискуссионности принципа беспристрастной правды пишет и А.Ф.Воронов[3]. Вследствие этой дискуссионности современное законодательство ушло от понятия «объективной истины». К примеру, статья 55 ГПК РФ определяет, что подтверждениями по делу являются приобретенные в предусмотренном Определение истины в процессе принятия судебного решения законом порядке сведения о фактах, на базе которых трибунал устанавливает наличие либо отсутствие событий, обосновывающих требования и возражения сторон, также других событий, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из разъяснений сторон и третьих лиц, показаний очевидцев, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей Определение истины в процессе принятия судебного решения, заключений профессионалов. Таким макаром, ГПК РФ не упоминает о необходимости соответствия доказательств беспристрастной действительности. Не считая того, ни ст. 2 ГПК РФ, ни ст. 2 АПК РФ не включают в задачки суда при рассмотрении дела достижение (зание) беспристрастной правды, под которой понимается такое содержание человечьих познаний, которое верно отражает Определение истины в процессе принятия судебного решения беспристрастную реальность и не находится в зависимости от субъекта, не зависит ни от человека, ни от населения земли.

Все же, еще в 4-м издании учебника по штатскому процессу М.К. Треушников всё же отмечал: «Правильному применению закона всегда предшествует про­цессуальная деятельность сторон по установлению оснований появления, конфигурации либо прекращения личных Определение истины в процессе принятия судебного решения прав и обязательств сторон, т.е. по установлению юридических фак­тов… Если по определенному делу трибунал не установил много и правильно фактических событий по делу, прав и обязательств сторон, т.е. правды, то нельзя и принять легитимное действие. Настоящим именуется суждение, в каком правильно отражается беспристрастная действительность. Под Определение истины в процессе принятия судебного решения правдой в штатском процессе понимается верное суждение судьи (арбитров) о вправду фактических об­стоятельствах по делу в их правовой оценке. Установление фактов предшествует акту внедрения нормы (норм) права»[4].

Справедливости ради стоит отметить, что сторонники концепции отказа процессуального законодательства от беспристрастной правды отмечают, что при рассмотрении и разрешении штатских Определение истины в процессе принятия судебного решения дел правда все таки устанавливается, но не беспристрастная, а формальная[5], что в свою очередь является дискуссионным вопросом.

Так можно ли узнать в процессе судопроизводства беспристрастную правду и использовать её при вынесении судебного решения? Как найти «верное суждение судьи (арбитров) о вправду фактических об­стоятельствах по делу в их правовой оценке»?

Философы Определение истины в процессе принятия судебного решения определяют правду как тождество предмета себе, как структуру акта сознания, которая делает возможность усмотрения положения дел конкретно таким, каково оно есть, другими словами возможность тождества (совпадения) мыслимого и созерцаемого[6]. При всем этом важны последующие посылки:

· беспристрастный мир, отражаемый в знании, повсевременно меняется и развивается;

· практика, на базе которой Определение истины в процессе принятия судебного решения осуществляется зание, и все задействованные в ней познавательные средства меняются и развиваются;

· познания, возрастающие на базе практики и проверяемые ею, повсевременно меняются и развиваются, и, как следует, в процессе неизменного конфигурации и развития находится и правда.

Для того, чтоб подтверждения, приобретенные в процессе зания при судебном рассмотрении дела, были полезны Определение истины в процессе принятия судебного решения, помогали ориентироваться в окружающей реальности, они должны находиться с ней в определенном согласовании. Неувязка соответствия познаний беспристрастной действительности известна в философии как неувязка правды. Как ранее говорилось, вопрос установления правды – один из самых более дискуссионных и в процессуальной науке. Вопрос о том, в каком отношении находится познание к наружному Определение истины в процессе принятия судебного решения миру, как устанавливается и проверяется соответствие познаний и беспристрастной действительности, по существу является вопросом о том, что такое правда.

В главе 1 было отмечено, что выработка решения – это процесс целенаправленного преобразования инфы о состоянии беспристрастной действительности в некоторую управляющую (командную) информацию, реализация которой может поменять ход процессов Определение истины в процессе принятия судебного решения либо явлений окружающей реальности в согласовании с поставленными целями. Информация, поступающая в мозг человека, отражает не просто природные, социальные объекты и процессы сами по для себя. Она фиксирует их в процессе взаимодействия и конфигурации этих объектов самим человеком, осуществляющим какую-либо деятельность. В свою очередь, познания, выработанные человеком, используются для ориентации Определение истины в процессе принятия судебного решения в беспристрастном мире, для преобразования среды.

В.И. Пржиленский писал: «Истина именуется беспристрастной, когда в ней нет ничего личного, ничего личного, ничего добавленного теми, кто производит процесс зания/дознания»[7]. Но как установить соответствие инфы и познаний, применяемых при вынесении судебного решения и выражаемых в мысленных видах либо символической знаковой Определение истины в процессе принятия судебного решения форме, физическим процессам, историческим событиям, также процессам, происходящим в сознании других людей, в мире их внутренних переживаний? Ведь процесс зания зависит не только лишь от беспристрастной действительности, от специфичности явлений и процессов, отражаемых занием, он зависит и от специфичности био и социальной организации человека, особенностей его нервной системы, органов Определение истины в процессе принятия судебного решения восприятия, мозга, метода переработки инфы, своеобразия культуры, исторической эры, языка.

Таким макаром, основным является вопрос: как (и можно ли вообщем) выделить в наших познаниях содержание, не зависящее ни от личного человека, ни от населения земли, и если можно - то как в таком случае найти меру соответствия этого содержания Определение истины в процессе принятия судебного решения беспристрастной действительности? Этот вопрос является главным в дилемме истинности хоть какого познания.

На вопрос о степени истинности познания человек всегда может дать только только ориентировочный ответ (при всем этом находится кажущаяся очевидность правды). В то же время сомнения в истинности установленного познания стопроцентно исключить нереально в силу беспристрастной невозможности Определение истины в процессе принятия судебного решения установления абсолютной истины[8].

Основой процессуальной правды, как и хоть какой другой, выступает познание, её содержащее, либо его отсутствие. Вопрос правды в суде – вопрос достоверности доказывания субъекта и его зания трибуналом для правоприменения. Цель процессуального доказывания для субъекта доказывания – это формирование на базе принципа состязательности сторон познания у суда о законности и Определение истины в процессе принятия судебного решения обоснованности утверждений этого субъекта доказывания. Трибунал по штатским делам не устанавливает правду в принципе, он устанавливает то, что следует из доказательств, которые ему были представлены сторонами (часто одной, более активной и заинтересованной стороной). Более того, для штатского суда принципно только, чтоб установленные факты были близки документам и Определение истины в процессе принятия судебного решения другим материалам, представленным сторонами процесса, т.е. часто фактическая сторона решения основывается на материалах дела, а не на беспристрастной действительности.

На это указывал и К.В. Бубон, который писал: «Деятельность сторон штатского процесса в сфере доказывания имеет целью совсем не установление «истины», а утверждение своей версии (своей позиции по фактическим Определение истины в процессе принятия судебного решения происшествиям дела) в качестве базы для грядущего судебного акта»[9]. Меж тем, субъект доказывания стремится к достижению и занию правды трибуналом только до того времени, пока это ему прибыльно, до того времени, пока это не противоречит его интересам, либо соответствует им (может быть, в силу обязанности, возложенной законом). Естественно, что Определение истины в процессе принятия судебного решения отсутствие инфы о важных для разрешения дела фактах сказывается на судебном усмотрении. Так, п. 1 ст. 68 ГПК РФ устанавливает, что в случае, если сторона, обязанная обосновывать свои требования либо возражения, держит находящиеся у нее подтверждения и не представляет их суду, трибунал вправе доказать свои выводы объяснениями другой стороны. Таким макаром Определение истины в процессе принятия судебного решения, трибунал выносит решение на базе доступного ему комплекса познаний, приобретенных в установленном законом порядке на базе состязательности сторон, а этот комплекс познаний может не иметь ничего общего с беспристрастной реальностью. При всем этом все нормы законодательства, ограничивающие процессуальную деятельность суда и лиц, участвующих в деле, по установлению событий дела препятствуют Определение истины в процессе принятия судебного решения достижению беспристрастной правды в процессе процесса. К таким нормам можно отнести нормы о допустимости доказательств (ст. 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ), нормы о лицах, не подлежащих допросу в качестве очевидцев (п. 3 ст. 69 ГПК РФ) и лицах, которые вправе отрешиться от дачи свидетельских показаний (п. 4 ст. 69 ГПК РФ), и целый Определение истины в процессе принятия судебного решения ряд других.

Субъект доказывания для заслуги собственных целей в процессе должен сделать у суда чувство обоснованности и законности в отношении своей правовой позиции по оспариваемому отношению, но это совсем не значит, что этот субъект прав либо не прав. Судебные подтверждения выступают промежным звеном меж юридическим фактом, имеющим значение Определение истины в процессе принятия судебного решения для разрешения дела, и сознанием арбитров. В случае предоставления вещественных доказательств сохраняется больший процент вероятности беспристрастного отражения факта. Если же информация о факте передается человеком (к примеру, очевидцем), процент преломления истинности может быть значимым и колебаться от правдивой, схожей факту инфы, до неверной. К искажающим правду фактам можно Определение истины в процессе принятия судебного решения добавить и неправильное (либо не совершенно верное) восприятие арбитрами получаемой инфы, вызванное личными причинами.

Связь меж истинностью и пользой познаний сложная и разноплановая. И арбитрам в процессе зания нужно учесть реальный соц и культурный контекст, в каком вырабатываются и употребляются познания.

Таким макаром, исходя из убеждений законности вопрос оценки доказывания Определение истины в процессе принятия судебного решения субъекта трибуналом фактически сводится для суда к вопросу: признать либо нет не просто убедительным, а конкретно достоверным (подходящим беспристрастной действительности) доказывание того либо другого субъекта. Ответ на этот вопрос для правоприменителя носит нрав кандидатуры, и впрямую связан с вопросом установления правды по делу в процессе решения трибуналом его Определение истины в процессе принятия судебного решения главных задач:

· отделения настоящих доказательств от неверных;

· принятия достоверных (соответственных беспристрастной действительности) резонов субъектов доказывания;

· вынесения на их базе и на базе закона решения по делу.

Тяжело не согласиться с С.М. Амосовым, который писал: «Суд должен стремиться к правде, а не к формальному подтверждению правоты более искусно обоснованной позиции»[10]. Потому Определение истины в процессе принятия судебного решения, с учетом вышеизложенного, трибунал должен учесть субъективность предоставляемого ему познания, т.е. оценивать сам источник инфы. Конкретно в этом должно проявляться «внутреннее убеждение» арбитров, и ни в чем ином. Это делает нужным вмешательство законодателя в процесс доказывания и ограничение субъектов доказывания определенными правовыми методами и средствами.

В.А. Новицкий Определение истины в процессе принятия судебного решения отмечает: «Термин “правда”, устанавливаемый правоприменителем, должен включать момент законности и субъективности установления правоприменителем. Понятие субъективности предполагает личностный момент, который заложен в деятельности суда, но при всем этом он не бесконтролен. Понятие “легитимная”, значит, что все деяния либо бездействия суда по установлению правды должны находиться в серьезных рамках действующего Определение истины в процессе принятия судебного решения законодательства.

Суть легитимной личной правды, устанавливаемой трибуналом, основывается на личных аспектах личности (личностей) судьи (арбитров)»[11].

Представляется верным вывод В.А. Новицкого, что трибунал устанавливает «законную личную истину». Правда полностью и на сто процентов лична, невзирая на рвение суда, других лиц, участвующих в деле, к объективности. Правда находится в зависимости Определение истины в процессе принятия судебного решения от сознания и воли лиц - как познающего, так и излагающего информацию (сведения) о фактах, имеющих значение для дела.

Таким макаром, на определение правды в суде, а как следует и на вынесение судебного решения, оказывают влияние как беспристрастно искажающие причины (время, место и т.п.), так и личные (неправильное Определение истины в процессе принятия судебного решения восприятие инфы субъектом доказывания либо трибуналом вследствие особенностей определенной личности). Познание правоприменителя становится основой последующих процессуальных действий субъектов суда. При всем этом нужно учесть, что дойти до правды по каждому делу фактически нереально. Подтверждая эту точку зрения, К.В. Бубон констатирует: «…никакая - даже самая совершенная - судебная процедура не гарантирует Определение истины в процессе принятия судебного решения заслуги правды, что бы ни понимали под этим словом ученые-правоведы либо философы»[12].

В.З. Гущин отметил: «Принцип состязательности в штатском судопроизводстве в последние годы получил свое предстоящее законодательное развитие, а положение об обязанности суда установить правду в каждом деле прямо в нормах закона закончило упоминаться. Это событие Определение истины в процессе принятия судебного решения некие судьи и теоретики восприняли как полное переложение на стороны хлопот о собирании и представлении доказательств и освобождение суда от поисков истины»[13]. Все же, невзирая на то, что роль суда в установлении правды по делу в процессуальном законодательстве впрямую не упоминается, а принцип беспристрастной правды не закреплен, оно не высвобождает Определение истины в процессе принятия судебного решения трибунал от активной роли в процессе доказывания. Так, часть 2 ст. 12 ГПК РФ устанавливает: «Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, производит управление процессом, …, делает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических событий и правильного внедрения законодательства при рассмотрении и разрешении штатских дел». Исходя из содержания ст. 56 ГПК Определение истины в процессе принятия судебного решения РФ, трибунал определяет, какие происшествия имеют значение для дела, какой стороне надлежит их обосновывать, выносит происшествия на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из их не ссылались. П. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 «О подготовке штатских дел к судебному разбирательству»[14] также подчеркивает: «При выполнении задачки Определение истины в процессе принятия судебного решения, связанной с представлением нужных доказательств, арбитр учитывает особенности собственного положения в состязательном процессе. Арбитр должен уже в стадии подготовки дела сделать условия для всестороннего и полного исследования событий, имеющих значение для правильного разрешения дела». При всем этом нужно учесть, что трибунал получает опосредованно наибольшее (по сопоставлению с иными Определение истины в процессе принятия судебного решения участниками суда) количество инфы. Свидетельские показания также не дают абсолютной инфы о той беспристрастной действительности, которая связана с устанавливаемыми фактами по причинам, рассмотренным выше в параграфе 1.1.

В. Балакшин писал: «Целью уголовно-процессуальной деятельности и доказывания, а именно, не может быть что-либо другое, не считая как установление беспристрастной реальности, действительности, имевшей Определение истины в процессе принятия судебного решения место в прошедшем… Она подразумевает наличие таких познаний и выводов об обстоятельствах дела, которые верно отражают существующую вне людского сознания действительность»[15]. Все же, дело должно быть решено и при недочете доказательств, при недочете данных об беспристрастной действительности, когда по тем либо другим причинам исключена возможность их дополнения. И Определение истины в процессе принятия судебного решения исключительно в этом случае, когда исчерпаны все способности суда по истребованию доказательств, очень отражающих беспристрастную действительность, соответственных ей, на 1-ый план при вынесении решения выходит внутреннее убеждение судьи. Вот поэтому внедрение внутреннего усмотрения (внутреннего убеждения) арбитров в целях вынесения обоснованных решений должно быть строго регламентировано и очень ограничено Определение истины в процессе принятия судебного решения законодательно.

Законодатель «ушел» от принципа беспристрастной правды ввиду её непостижимости в суде. Предвидя возможность судебной ошибки, он предугадал возможность её исправления вапелляционном

, кассационном порядке, также в порядке надзорного производства. Но штатское процессуальное законодательство в собственном развитии в любом случае, не исключая принцип состязательности сторон, который сам по для себя не может Определение истины в процессе принятия судебного решения обеспечить установления правды в судебном споре, должно идти по пути предстоящего законодательного совершенствования рвения суда к выяснению правды, очень отражающей беспристрастную действительность, и без которой нереально вынесение легитимных и справедливых судебных решений.


3 Коллизии в праве

ТГП


opredelenie-diagnostika-tipi-vrozhdennogo-immunodeficita.html
opredelenie-dielektricheskoj-pronicaemosti-i-tangensa-ugla-dielektricheskih-poter-izolyacionnih-materialov.html
opredelenie-dioksida-kremniya-gravimetricheskim-metodom.html